Алвур
Та нам з тобою своє робити, відкрити очі і далі йти! ©
Раз уж собирался, буду скидывать в этот пост хэдканоны по ТФ2. Тем более, что первый я уже прописал и получилось как-то даже вкусно.)
АПД. Немного добавил, можно читать, если оно кому-то нужно. Х)

Скаут

RED
Скаут недолюбливает тишину. Точнее, он ее боится, но черта с два признается. Поэтому и жетоны на шее, чтобы звенели при ходьбе, и рот не закрывается, и что-то в руках вечно звякает, бьется глухо о ближайшую поверхность. И спать - непременно с музыкой, пусть приходится напрягаться чтобы различить мелодию и слова, не важно. Ведь если тихо - то это мурашки по коже, липкие от пота ладони, сердце где-то в желудке и невидимая рука когтями по позвоночнику. А если говорить, звенеть или хотя бы стучать мячиком в стенку - так все окей.

BLU


Общий

Скаут сидел в засаде. Если бы его увидел кто-то из команды – решили бы, что шпион. Ну не может их непоседа быть без движения (а главное – молча) целых двадцать минут. Но он сидел, всматриваясь в щель между ящиками почти не дыша.

А все началось с того, что этим вечером Скаут услышал какие-то странные звуки на территории их базы. Быстро сориентировавшись, он добрался до вышки и осторожно начал подниматься наверх. Вдруг это вражеский шпион развлекается. Скаут сделал несколько перебежек, зашел в нужное помещение, спрятался за ящиками и приник к щели.

Это был не шпион. На фоне темного окна стоял Снайпер и играл на саксофоне. Скаут знал этот инструмент из-за его смешного названия. Убедившись, что все в порядке, он хотел было свалить, пока Снайпер не засек, но зачем-то остался, заворожено глядя на движения пальцев… и ног… и остального тела. Да и музычка была ничего так, хоть и совсем не такая, к которой Скаут привык. Через пару минут уходить стало как-то глупо, да и Снайпер повернулся боком – заметит, определенно.

К двадцатой минуте тело Скаута стало затекать, хорошо еще ящики оказались полные – на них можно было опереться. Осторожно сменив позу, он вновь припал к щели, наблюдая за стрелком и покусывая нижнюю губу.

Снайпер уже порядком устал. Но продолжал играть для своего единственного слушателя.


Хэдканон от Aru Sawa.
- И ведь что обидно - за день до миссии. Кстати... я тебя не отвлекаю?
Снайпер устало увёл взгляд от оптического прицела и потёр переносицу. Он уже четверть часа выслеживал чью-то голову на пустынной границе. И четверть часа выслушивал трёп Скаута. Одно другому ему давно не мешало.
- Словом, барахлят они как не в себе, - подытожил Скаут, стянув с шеи наушники. - Теперь чёрт его, как буду подавать сигналы команде.
- К Инжу обращался? - бесцветно поинтересовался Снайпер.
- Да в первую очередь, - небрежно выплюнул Скаут. - Тот сказал, что этой дешёвке пора было в утиль ещё в момент, когда она только вышла из-под конвейера. Упырь техасский.
- Раз это клёпаная дешёвка, так пошёл бы и купил её в первой попавшейся лавке.
- Хотелось бы мне знать, где ты в Бэдлэндсе лавки видел. Хоть одну?
- Тогда звони Поллинг.
- Звонил. Оборудование она подвезёт лишь к следующей неделе, а до миссии как бы не соврать меньше дня.
С высоты своей выработанной сдержанности в разговорах со Скаутом, у Снайпера уже сдавали нервы. Можно подумать, краткие голосовые сообщения Саута с наставлениями куда бить и предупреждениями кто где притаился играли важную роль. С их командой всё равно не имело смысла вырабатывать стратегию - она в итоге летела в тартарары, заменяя собой грубое и прямое насилие.
- Скаут, придумай уже что-нибудь, - выдохнул Снайпер. - У тебя, чёрт возьми, не только наушники есть, но ещё...
Он наконец оторвал взгляд от прицела и оценивающе оглядел Скаута. Тот от скуки уже сидел на дощатом полу, подпирал спиной стену и швырял бейсбольный мячик в противоположную. Поймав на себе взгляд, он лишь пожал плечами и снова запустил мяч между подоконником и плинтусом.
- Что же? Обрез, пистолет и принадлежности для игры в бейсбол? Очень обнадёживающий набор.
Снайпер разочарованно выдохнул и снова позволил повиснуть тишине. Он никогда не был силён в поддержании беседы, что уж говорить о банальных приободрениях.
- А хотя... - Скаут ощупал белый кожаный мяч. - Бейсбол! Это же идея!
Так и не успевший выдумать реплику для ответа, Снайпер вскинул бровь. Скаут поднялся с пола и принялся мерить комнату шагами.
- Представь, я - питчер, подающий. Следовательно, ты... - потянул Скаут в надежде, что его мысль Снайпер поймёт и подхватит.
- Чувак с перчаткой?
Скаут шлепнул себя по лбу, но почти сходу кивнул:
- Ну, да. Кэтчер, принимающий. А первая, вторая и третья база - уже по обстоятельствам.
Снайпер непроизвольно прыснул смешком.
- Может, я совсем профан в бейсболе, но в чём связь?
Скаут призадумался, но тут же мотнул головой.
- Да связи-то особо нет, я просто прикинул, кто на какой позиции бы играл. Да ладно, ладно, я шучу, - поспешно перебил он усталый вздох Снайпера, - суть в том, что бейсболисты подают сигналы пальцами. И по сути - это тоже неплохой тактический приём. Конечно, нашим головорезам времени вообще не будет подавать знаки, но зато ты - кто всю миссию залипает в прицел и страдает от затекания конечностей - мне подходишь.
Скаут произнёс это с такой самодовольной уверенностью, что Снайпер едва заметно нахмурился. Сложилось ощущение, что критериев, по которым он "подходил" Скауту было гораздо больше. Просто тот решил о них умолчать.
- И как ты узнаешь, куда подавать этот так званый сигнал? - интереса ради спросил Снайпер.
- Боже, - Скаут иронично покачал головой, - я всегда чую на себе твой прицел. И где ты прячешься - тоже чую.
Снайпер в очередной раз опешил, но тут же невозмутимо кашлянул, стараясь не выдать, что ему это польстило.
- Надеюсь, это не в упрёк моей профессиональности.
- Ничуть. Просто привычка, - осклабился Скаут и зашагал к выходу. - Я пока набросаю примерный план этих сигналов, чуть позже обсужу их с тобой. Так что жди. К тому же, тебе есть чем коротать время.
Дверь захлопнулась, но Снайпер по-прежнему смотрел в прицел. Правда, сосредоточиться сейчас ему казалось гораздо сложнее.

Есть респ после смерти

Они проигрывали раунд. БЛЮ захватили уже четыре точки и настойчиво атаковали последнюю, раз за разом убиваясь о турель. Снайпер огляделся по сторонам, прислушался, и только потом вскинул винтовку, прицеливаясь. Один выстрел и вражеский Медик отправился на респ. Теперь нужно было убираться с этой точки. Но, развернувшись, Снайпер увидел ухмыляющуюся физиономию Скаута. Винтовку пришлось бросить - в ближнем бою она только мешала. Лишь на сантиметр разминувшись с битой мелкого засранца, он одной рукой швырнул в него банку, а второй потянул кукри. Паршивец отпрыгнул в сторону, уворачиваясь, следующим прыжком он оказался за спиной. Снайпер вслепую ударил, развернулся и удовлетворенно хмыкнул - на голубой футболке Скаута расплывалось кровавое пятно.

- Что ж ты ко мне прицепился, засранец? - Проворчал он, вспоминая предыдущие шесть смертей. Все от руки Скаута, до него даже вражеский Шпион не успевал добраться. Паршивец ухмыльнулся еще шире.

- Ну ты и тупой. Это же э-ле-мен-тар-но. - Они кружили по коридору, внимательно следя за противником. Снайпер рванулся вперед, замахиваясь, и тут же Скаут вмазал ему битой по руке. Кукри полетел на пол, а следом и он сам - мелкий паршивец сбил его с ног и теперь сидел на его животе, ухмыляясь все противнее. Отбросив биту, Скаут взял в руки обрез, для Снайпера это было знаком очередной смерти. Но противник в этот раз тянул с добиванием. А потом и вовсе резко наклонился к нему, ухватывая пальцами подбородок да так, что не вырвешься, и ткнулся своими губами в его. Снайпер даже дышать перестал на пару десятков секунд от изумления - к такому он готов не был. Паршивец же, цапнув его до крови за губу напоследок, выпрямился и весело сообщил:

- Я так флиртую, придурок. - И поднял на Снайпера обрез. С такого расстояния ему хватило одного выстрела.

Снайпер, появившись на респе через десять секунд, почесал в затылке. Но размышления оставил на потом, у них только-только появился призрачный шанс на победу - РЭД отвоевали вторую точку.


Хэдканон от Aru Sawa.
Синтетический голос администратора гудел в ушах, но исход раунда был ясен и без него – конечно, они проиграли. На что ещё может рассчитывать команда, которая носится по всей местности как в зад ужаленная, забыв, по-видимому, что точки сами себя не отвоюют?

Скаут, до этого отчаянно пытавшийся выбить несколько секунд дополнительного времени, сейчас ёжился за углом, подпирая спиной ряд бочонков с красноречивым лэйблом RED и прикрыв голову руками. Он прекрасно осознавал, что жалости это не вызовет и от вражеской пули не убережёт, но привычка была сильнее.
В угол он был забит не один – Снайпер сгорбился рядом, практически в той же позе и с тем же выражением лица. Скаут не помнил, который из них первым завербовал это место. Вполне могло статься, что Снайпер всё время находился здесь, а Скаут в панике и не заметил.

– Ты весь раунд здесь тарился, пока синие ублюдки территорию метили?
Скаут понимал, что Снайпер последний, кого бы следовало винить в провале, и эти реплики возмущения он куда охотнее высказал бы командному Солдату или Пиро, но сейчас ему было важно просто выпустить пар. Злость неплохо его отрезвляла – лучший противовес страху и панике.
– На случай, если ты забыл, Скаут, я – поддержка. И мне нежелательно соваться на передовую.
– Ты мог бы хоть время выиграть, – продолжал брюзжать Скаут. – Несколько секунд, и я бы подоспел.
– И? С таким же успехом ты отвоевал бы остальные четыре точки?
Снайпер не повышал тона, говорил больше с усмешкой, чем с раздражением.
– Я не знаю, – деланная ярость в голосе Скаута постепенно сменялась волнением. – Мы могли бы переформироваться, я бы метнулся к следующей точке, разведал бы обстановку, дал бы знак, и…
Неврастенический лепет Скаута был прерван наглым образом – Снайпер зажал тому рот ладонью и увлёк вниз, за ещё один ряд ящиков. Разрывы ракет слышались близко.
– Заметят, – без тени улыбки проговорил Снайпер. – Увидимся на респе.

Скаут чувствовал его всем телом. Снайпер не пытался прикрыть его собой, но просто был рядом – вжимал в стену, давил коленом на ступню, дышал едва ли не в шею.
Скаут больше не паниковал. В такой компании он был не прочь получить в лоб пулю.

Нет респа после смерти

Скаут – то еще трепло. Об этом знают все из РЭД. Инженер даже выдал передатчики с возможностью приглушить болтуна. Несколько дней все было хорошо, а потом тот выяснил что его, оказывается, никто не слушал. Скаут обиделся и принялся наседать на два отдельных канала связи – со шпионом и со снайпером. Официально первый был для координации при захвате кейса с данными, а второй – для передачи информации по передвижению важных целей. Но для Скаута это было еще одной возможностью поговорить. Привычка гнать тишину никуда не делась, хотя на поле боя ее поди еще поищи.

Шпион много раз требовал не дергать его по пустякам, грозился срывом задания вообще и открутить уши Скауту в частности, но безрезультатно. Бесконечный и, что самое главное, внезапный треп привел к тому, что Шпион из-за болтуна оказался в очень щекотливом положении и еле ушел живым с вражеской базы. Он был так зол, что попросту игнорировал парня несколько дней, а тот, в свою очередь, осознал, какой опасности подвергал сокомандника каждый раз, и полностью переключился на Снайпера. Последний оказался идеальным слушателем – стрелок, по большей части, пропускал мимо ушей весь треп, разговор не мешал ему отслеживать вражеских Шпионов и отправлять их на тот свет.

А через месяц Скаут слег с ангиной, аккурат перед выездным заданием. Медиган, который мог творить чудеса на поле боя, собирая наемников буквально по частям, оказался бессилен против болезни. Парню пришлось остаться на базе, боец из него был никакой. Наемники вернулись через четыре дня. К тому времени Скаут от одиночества уже лез на стенку и отчаянно хотел поболтать хоть с кем-нибудь. Лучше бы, конечно, со Снайпером – тот всегда его слушал, ну или никогда не затыкал, в отличие от остальных. К тому же, парень оказался отрезан от остальной команды и волновался, как бы они там не померли – все-таки отправились в бой без самого крутого наемника команды.

Снайпер же за эти четыре дня сделал для себя открытие. Вначале он не понимал что не так. Ему было неуютно находиться на любой выбранной им точке, какой бы защищенной она ему не казалась. Чего-то не хватало для ощущения безопасности. К концу второго дня до стрелка дошло странное: ему недоставало голоса из передатчика. Он настолько привык к трепу Скаута, что стал считать его обычной составляющей хорошо выбранного места: возвышенность, удаленность от основных врагов, труднодоступность для Шпионов и… голос. Понимание этого факта особо ничего не изменило – Снайпер продолжал скучать за Скаутом, параноил раз в десять больше обычного и чуть не пристрелил их же Медика, который пришел его проведать и, при необходимости, подлатать.

Вернувшись на базу, Снайпер первым делом заглянул к Скауту, услышал его радостные речи о том, что они смогли выжить и выполнить задание с потерей такого замечательного и незаменимого его и успокоился. Потрепал болтуна по рыжим волосам и направился было на выход из комнаты, но остановился в дверях.
- Ты, это, не болей больше. – Снайпер ушел, оставив Скаута недоуменно смотреть в закрытую дверь. Чуть позже на лице парня расплылась улыбка и он, соскочив с кровати, бросился следом за стрелком.

----------
Оригинальные персонажи, мои и чужие. CBSniper принадлежит создателю, ErrorScout - мне.

Скаут сидел на крыше дома и наблюдал за идущим внизу Снайпером. Тот был один, с тесаком за спиной и парой кукри за поясом. Взгляд наблюдателя задержался на нашивках рубашки. Вместо привычной эмблемы там красовался знак биологической угрозы, который окончательно убедил Скаута, что перед ним один из самых кровавых убийц мира. Расплывшись в улыбке, он спрыгнул с крыши вниз и взмахнул рукой.

- Привет, чувак. Как сам?
***

Будь рядом со Скаутом кто-то близкий, он бы сказал, что идти искать этого Снайпера – чистое самоубийство. На что тот бы посмеялся, мол, да ладно тебе, смерть мне к лицу. И был бы в какой-то мере прав.

Полгода назад Скаут был одним из наемников РЭД, выполнял задания, таскал данные с чужой базы, иногда умирал, но всегда возвращался к жизни с помощью системы респауна. До того момента как респ сбойнул из-за перепада напряжения. Именно в ту секунду должен был восстановиться Скаут. Алгоритм воскрешения был нарушен, во время записи наемника в реальность были допущены ошибки и, вдобавок, его профиль исчез из базы данных системы респа.

Последний факт обнаружили уже после того, как восстановленный Скаут рванулся в бой и через минут двадцать погиб. Система не среагировала, а его тело осталось на поле боя до самого конца. Медик забрал его для исследований в свой кабинет; Инженер проверил респаун, убедился, что пострадал только профиль Скаута и в остальном система работает нормально. Вся команда была ошарашена произошедшим, они слишком сильно привыкли полагаться на респ и верили в его надежность. Часть из них просто не могли до конца осознать, что Скаут мертв. Они видели сотни тысяч смертей, они привыкли к ним, они не воспринимали их всерьез.

И когда на следующий день Скаут вышел из кабинета Медика здоровый и невредимый, остальные наемники облегченно вздохнули и вернулись к своим делам. Разве что Медик уволок воскресшего обратно в кабинет и подверг того длительной проверке. Все было в порядке – медиган работал нормально, рефлексы Скаута были в норме, разве что боли он почти не чувствовал. Даже когда рука стала больше похожа на подушечку для шприцов, подопытный лишь жаловался на щекотку. Медик отложил шприцемет в сторону и развел руками.

А через день Скаут снова умер. Он сидел в столовой вместе с другими наемниками, потягивал бонк из банки и рассказывал Снайперу о своих бейсбольных подвигах, как запнулся на полуслове и повалился на пол. Подскочивший Медик не нашел и намека на пульс. Вот тут команду проняло – так никто из них не умирал. Не на поле боя, не от случайного падения в пропасть, а в безопасном месте без видимых причин. Они отнесли тело Скаута в медблок и оставались там, пока Медик искал причину смерти. В какой-то момент Скаут открыл глаза и сел с развороченной грудью, заставив всех, даже видавшего виды Медика, подскочить. А потом он свалился обратно, захлебываясь кровью и умер бы снова, если б доктор не опомнился и не использовал медиган.

Через неделю Скаут и остальные уже имели полное представление о том, чем он стал. Он был в некотором роде бессмертным и, тем не менее, каждый день в одно и то же время умирал ровно на шестьдесят минут. Если его убивали раньше, он оставался мертвым до времени возрождения. Система респауна игнорировала Скаута, даже принудительное создание профиля и привязка к субъекту ничего не дала – Инженер так и не смог заставить респ реагировать на смерть наемника. Скаут возвращался к жизни там, где было оставлено его тело, вернее – армейский жетон, что выяснилось совершенно случайно. Если вдруг Скаут падал в пропасть, жетон всегда оставался где-то наверху – в последний момент у него рвалась цепочка или он слетал с головы, или происходило еще что-то. Похоже, Скаут получил свою собственную мобильную систему респауна, достаточно неуязвимую для огня и прочих повреждений. Впрочем, возможность уничтожить жетон была – он все еще мог быть расплавлен при очень высоких температурах и, скорей всего, были еще какие-то способы. Но их, по понятным причинам, никто не искал.

Следующий десяток миссий для РЭД были не очень удачными. От Скаута было мало толку – одна смерть и он выбывал из битвы. Пару раз РЭД проиграли именно из-за этого. К тому же, необходимость умирать каждый день на час изрядно ему мешала и нервировала всю команду. Доходило до кровавого побоища, где часть наемников приходила в себя на респе, а сам Скаут оживал в свое обычное время, 14.02. Его называли ошибкой, сбоем системы. Парень не оставался в долгу, его характер, и так не из легких, окончательно испортился. В конце концов, Скаут покинул команду, решив, что одному будет лучше.

Так и оказалось. Скаут быстро привык прятаться на время смерти, обычно он просто снимал номер в мотеле и велел, чтобы его никто не беспокоил. Или прятался там, где никто не мог бы его обнаружить. В целом все было хорошо, вот только ему остро не хватало общения с кем-то, кто бы смог принять его таким, каким он стал. Скаут страдал от одиночества и, изредка, пытался завести знакомства, но его особенности пугали людей. Тогда он решил идти к таким же как он, к тем, от имени которых кровь стыла в жилах.
***

Снайпер глядел на кровать, где лежал мертвый Скаут. Мальчик был почти нечувствителен к боли и он увлекся, случайно оставив больше глубоких ран чем нужно. Удивительное дело, пацан его не боялся и был достаточно сумасшедшим, чтобы пойти со Снайпером в заброшенный дом, служивший тому временным пристанищем. А что они вытворяли в постели… это было нечто. Снайпер облизнулся от одних только воспоминаний и вздохнул. Он редко сожалел о своих действиях, но сейчас был как раз такой случай. Взгляд его скользил по обнаженному телу и зацепился за подвеску на шее, почему-то Скаут, когда был жив, категорически отказывался ее снимать. Снайпер сжал металлические бляшки в руке и с силой дернул на себя, цепочка легко поддалась. Пусть это останется как напоминание о неплохом вечере.
Одевшись, Снайпер сунул жетоны в карман и быстро собрал вещи. Отсюда надо было уходить.



Кусок из чата на обдумать.
Гм. Я вижу респ машиной, где записана информация о людях. Мало того, в пределах баз, окружения и поля боя информация считывается и дозаписывается все время. То есть, перманентное наблюдение, снаружи и изнутри.
Когда наемник умирает, то создается его клон. Вернее, не так - активируется его клон, наверняка пачка подходящих клонов уже заготовлена заранее, к примеру, если между смертями проходит меньше одной минуты. По моей версии настоящие наемники давным давно мертвы. И умерли не на поле боя, а на столе, где делали полную считку тела и его особенностей.
запись создана: 17.03.2016 в 08:18

@темы: Team Fortress 2, размышления